Пресса

20 января 2015 11:30

"Тяжело уже представить себя вне БАТЭ"

Представляем вниманию болельщиков вторую часть интервью нападающего нашей команды Виталия Родионова интернет-ресурсу offside.by.

"Единичные неудачи ни о чем не говорят" (часть первая)

ЛИГА ЕВРОПЫ

- Сразу вспоминаются матчи с "Литексом". Дома мы проиграли 0:1, а в гостях открыли счет только на 86-й минуте усилиями Сосновского. Причем во втором поединке нас соперник, откровенно говоря, переигрывал. Но Серега, забив головой после подачи углового, реабилитировался за результативную ошибку в первой встрече. Психологическое преимущество в дополнительное время было уже на нашей стороне. И это стало залогом итогового успеха.

- В выездном поединке с "Эвертоном" БАТЭ добился первой победы на групповой стадии еврокубков.
- Тоже запоминающийся матч. Готовились к поединку под Римом, потому что после окончания чемпионата был небольшой перерыв. Приехали в Ливерпуль и ощутили весь сок английского футбола. Это непередаваемо. Качество газона, уровень боления - все фантастическое.

- Победа 4:1 над голландским "АЗ".
- Бывают игры, когда у тебя все получается, а у соперника все валится из рук, в том числе из-за стереотипа, что неизвестная команда (в данном случае БАТЭ) пробилась в еврокубки. Мол, ее легко обыграть. Но у голландцев не получилось. Несомненно, такой матч навсегда откладывается в памяти.

- Встречи с киевским "Динамо" сопровождались чуть ли не скандалами.
- Все было закручено на словах Игоря Шитова. Я, на самом деле, не словил момент интервью, пропустил развитие событий. А потом уже со слов самого Игоря и ребят начал понимать, в чем суть. Больше огня было перед ответным матчем. Соперник к нам приехал после ничьей в первой игре, мы на тот момент уже решили задачу выхода из группы, а киевляне еще боролись за путевку в плей-офф. В итоге мы уступили. Правда, хочу заметить: пересмотрев видеозапись, увидели, что два или три гола были забиты гостями с нарушением правил: вне игры, подыгрыш рукой. Но это утешало слабо.
Кстати, еще тот матч стал для нас первым в таких экстремальных условиях - из-за холода он был на грани отмены. Помню, как мы готовились: закупались мази, шарфики, носки, другой спортинветарь. Сейчас это уже с улыбкой вспоминаешь.

- Первый плей-офф в еврокубках - встречи с "ПСЖ".
- Появилось ощущение новой ступени, перехода на новый уровень. Мы не знали, как готовиться к играм поздней зимой. Но, считаю, подошли к противостоянию с французами в хорошей форме. К тому же у "ПСЖ" сезон был в разгаре. Правда, обидно, что, сыграв два матча вничью, вылетели из Лиги Европы. Бывают игры, когда кто-то кого-то превосходит, а бывают поединки на тоненького. Матчи с парижанами такими и получились, но, к сожалению, дальше прошли не мы.

ФРАЙБУРГ

- Считаю, чем раньше белорусский игрок, если он, конечно, понимает, чего он хочет от жизни и футбола, уедет в европейский чемпионат (не в Россию), тем больше у него появится шансов и возможностей раскрыться и добиться результатов. Там условия труда намного лучше, уровень конкуренции в командах и чемпионатах выше.
О моем желании попробовать себя на европейском уровне все знали. Агент ближе к концу 2008 года поставил в известность, что есть возможность перейти во "Фрайбург". Никакого страха на тот момент не было. Тревожность перед чем-то новым затмевало мое огромное желание попробовать себя там.

- Другие предложения были?
- Насколько помню, больше никаких серьезных вариантов не было.

- Итак, ты переехал в Германию.
- Тяжело было, конечно. В команде с парой человек общался, с тренером мог поговорить через агента. Тем не менее в связи с языковым барьером не чувствовал себя неуютно. Что касается повседневной жизни, то до приезда жены общался только с учителем немецкого языка и агентом, с родителями и супругой - по скайпу. Время проводил в каких-то ознакомительных прогулках.

- Саша Глеб рассказывал, что он, бывало, и плакал в Германии.
- У меня такого не случалось. Наверное, потому, что я в более зрелом возрасте уехал за границу, плюс еще не на такой большой срок, как Саша.

- Одним из самых ярких моментов твоей карьеры во "Фрайбурге" стал дубль в ворота "Ганзы".
- Да, тем более он случился после выхода на замену. Но бывают такие моменты, когда от тебя ничего не требуется, кроме как подставить какую-то часть тела. Ты забиваешь, тебя начинают восхвалять, но на самом деле для этого ты, по сути, ничего не сделал. Расскажу, как я забивал. В первом случае просто бежал с толпой - и благодаря случаю мяч, ударившись о меня, влетел в ворота. А второй гол получился похожим на взятие ворот "Вардара" в Борисове. Тем не менее эмоциональный всплеск после голов, небольшая эйфория присутствовала. Да и в прессе этому было уделено немалое внимание.

- Германия - совершенно другой футбольный мир?
- Конечно, ажиотаж, подход к освещению футбола, жизни игроков абсолютно другой, несравнимый с нашими реалиями. Пару стареньких стадионов там тоже есть, но в целом арены шикарные.

- Почему не удалось закрепиться во "Фрайбурге"?
- Оглядываясь назад, понимаю: шансов у меня не было изначально. Меня брали туда просто заткнуть дырку, для глубины состава. Политика клуба направлена на воспитание своих футболистов.

- Мог остаться в Германии в другой команде?
- Мог, и даже было предложение. Но с точки зрения перспектив, как мне кажется, не очень хорошее. Приглашала команда из нижней половины таблицы второй бундеслиги. Тогда я отказался и вернулся в Беларусь. Ни о чем не жалею.

- Что тебе дала та поездка?
- Столкнулся с новыми условиями, приобрел новый опыт, подсмотрел кое-что в плане организации тренировок и матчей, условий, отношения к болельщикам.

- С какими чувствами возвращался в Беларусь?
- Первое время после возвращения в БАТЭ у меня даже была своего рода депрессия в связи с тем, что не удалось закрепиться в Германии, с которой связывал большие надежды. Вернулся сюда и столкнулся с нашими реалиями, уровнем сопротивления, полупустыми стадионами. Было тяжело к этому возвращаться, эмоционально прежде всего. Поэтому вторая половина 2009 года у меня получилась скомканной.

СБОРНАЯ

- Насколько помню, дебютировал в 2007 году в товарищеском матче с Израилем. Этот поединок мне запомнился, в отличие от первого гола в форме главной команды страны.

- Когда узнал, что вызван в сборную?
- Для меня вызов не стал большой неожиданностью. Я его ждал. Бернд Штанге приезжал на домашнюю игру с "Хабнарфьордюром", поговорил со мной, с другими ребятами. Из общения с ним я так и понял, что, возможно, готовится вызов. И пусть для меня это не стало сюрпризом, положительные эмоции я все же испытал.

- Какие у тебя были отношения со Штанге?
- Я с ним всегда отлично контактировал, никогда не было недомолвок, конфликтов. Все нравилось.

- Многие его не воспринимали как тренера. Только как менеджера.
- Да хорошо все было. Климат в команде был прекрасный. Нет ничего страшного, когда главный тренер больше управляет, чем тренирует. Конечно, в этом случае должен кто-то еще помогать. Если у нас нет таких специалистов, то ему всем приходится заниматься самому. Многие недолюбливали немца, но на самом деле при нем сборная добилась хороших результатов, выше всего поднималась в рейтинге, была любима болельщиками.  

- Помнишь его слова о маленькой собачке?
- Думаю, это был просто некорректный перевод, который впоследствии быстро раздули. Что касается меня, то где-то такие слова и задели, но не так, чтобы их помнить и жить с этим всю жизнь. Плюс ко всему наверняка это был некий способ взбодрить, встряхнуть команду и даже общественность.

- В составе сборной тебе удалось поиграть на "Уэмбли". Космос?
- Не космос, а просто реалии другой страны. Такие условия, такой комфорт для зрителей, для болельщиков. С этим я еще не сталкивался. Действительно, самое запоминающееся впечатление у меня осталось от лондонской арены.

- После поединка Штанге не постеснялся сфотографироваться с Капелло.
- Сам процесс я не видел. Потом попалась на глаза фотография. Не знаю, какие у него отношения с Капелло. Возможно, они где-то пересекались, дружили. Не вижу ничего плохого в том, чтобы подойти к хорошему знакомому и сфотографироваться. Обсуждать и осуждать человека, который приехал из другой страны, с другой культурой я не возьмусь, тем более публично.

- Какой еще матч за сборную сильно запомнился?
- Конечно, встреча с Германией. Мы сыграли вничью 2:2, я вышел на замену. И не могу не вспомнить победную игру с Францией в гостях. Та виктория вполне сравнима с победой над "Баварией", ничьими с "Ювентусом". Это просто достижения в разных командах, в разных турнирах. Но эмоции и радость сравнимы. Да и страна была взбудоражена не меньше.

- Самый запоминающийся игрок, против которого пришлось действовать в форме сборной Беларуси?
- На ум сразу приходит Франк Рибери. В любом случае, на уровне сборной я со многими легендарными футболистами повстречался. Но хочу сказать, что, выходя на поле, уже не думаешь о статусе соперника. Для тебя все равны. Это твой оппонент - и нужно сделать все, чтобы обыграть его.

- Чьи футболки лежат у тебя дома?
- Даже не скажу, потому что, как правило, не выбирал, у кого взять. Просто давал майку администратору, а он уже ходил и менял. Не важно, чья футболка мне достанется. Главное, что на память останется форма с эмблемой клуба, с которым мы встречались. Но помню, что есть футбола Игуаина из "Реала", тоже 20-й номер.

БОЛЕЛЬЩИКИ

- Всегда склоняюсь к тому, что если человек приходит на стадион, болеет, то это уже хорошо. Правда, случается такая вещь, как искусственное боление, что особенно было заметно в первый год нашего выступления в групповой стадии Лиги чемпионов. Многие шли за компанию, на соперника посмотреть. Это все в какой-то степени влияло на организацию шумовой поддержки.
А сейчас людям не до каких-то развлечений. Все сконцентрированы в основном на том, как заработать, как прожить. Но если они приезжают на стадион, переживают за команду, это уже хорошо. Естественно, те болельщики, которые постоянно с клубом, поддерживают как дома, так и на выездах, в том числе в других странах, - они стоят особняком. К ним отношение совершенно другое.

- После гостевого матча с "Ювентусом" ты сказал, что настоящих болельщиков у БАТЭ три тысячи.
- Значит, на тот момент их столько и было. Я, наверное, имел в виду среднюю посещаемость Городского на тот момент.

- Обидно, когда приходят смотреть на соперника?
- Естественно. Значит, на таком уровне культура боления, уважение к своему ближнему. Но это дело каждого.

- Замечаешь, как меняется уровень боления?
- Конечно, в том числе по появлению каких-то новых фишек на секторе, отношениям с самими фанатами, болельщиками. С некоторыми, кстати, встречаюсь в неформальной обстановке, мы высказываем пожелания друг к другу. Приглашаются на эти встречи и другие ребята из команды. Здорово, когда есть возможность так поговорить.

- Твое мнение относительно болельщицких бойкотов?
- Эти вещи моей работы не касаются. Такие действия направлены на то, чтобы обратить на себя внимание. Я никаким образом на это повлиять не могу. Но, конечно, если происходит подобное, то надо находить выход, идти навстречу друг другу.

- Отношение к пиротехнике на секторе?
- Отличное отношение, если она организованная, не швыряется на поле, не мешает проведению матча. Когда это красиво и безопасно для болельщиков и футболистов, то я только за. Более того, мне это даже нравится, поскольку придает дополнительный драйв поединку.

- С какими чувствами ты подходил к болельщикам в Караганде?
- Было чувство стыда, грустно и противно на душе. Даже не передать. Но не подойти мы не могли. Это уже как своего рода инстинкт - пойти и поблагодарить болельщика за поддержку. Это культура отношений. Не важно, кто на трибунах: глор, как ты говоришь, кузьмич или фанат. В любом случае они пришли на стадион тебя поддержать. А тем более, как в случае с Казахстаном, приехали в другую страну.

- Почему ты никогда не был на фан-секторе?
- Если нахожусь на трибуне, для меня лучше вообще изоляция от других (смеется). Мне хочется покричать, выплеснуть эмоции, где-то матом ругнуться. Поэтому меня больше другие люди отвлекают, когда дергают, не дают сконцентрироваться на своих эмоциях и просмотре матча. И находиться в эпицентре шумовой поддержки мне было бы некомфортно.

- Ты когда-нибудь злился или обижался на болельщиков?
- Бывали случаи. Например, мерзкие выкрики с трибун. Но с возрастом научился не обращать внимания, понял, что эти провокации, низость не от большой культуры идет. Так что стараюсь не сильно концентрироваться на этом.

- Помнишь баннер "Вы играете и за него"?
- Конечно. Сильно тогда цепануло, даже мурашки по коже побежали, когда обратил внимание. До слез, конечно, не дошло, но пробило.

ТРАВМЫ

- В 2004 году мне оперировали мениск. Но сейчас от ангины дольше восстанавливаешься, чем после такой операции. Через месяц-полтора уже в строю. Что же касается травм в БАТЭ, то, естественно, были мелкие мышечные повреждения.

- Но 2011 год стоит особняком.
- Первая операция была в связи с накопительной травмой. Она начала вылазить у меня еще осенью 2010-го, но с врачами решили, что потерпим, может, пройдет. Когда после отпуска увидели, что боль не отступает, решили ехать на обследование. Там сказали, что нужна операция. В конце февраля, сразу после матчей с "ПСЖ", я лег на стол хирурга, а уже в июне вышел на поле в чемпионате Беларуси. Достаточно быстро почувствовал уверенность, начал забивать, все получалось. Но в августе случилось злосчастное столкновение в матче с минским "Динамо".
Когда получил травму, пошел в раздевалку, до последнего верил в лучшее. Возможно, это был болевой шок. Хотя на самом деле в этом нет ничего необычного и сверхъестественного. Если мышцы развиты хорошо, в данном случае мышцы бедра, то они способны держать сустав и придавать ему какую-то амплитуду. Дошел, прихрамывая, до раздевалки, доктора обследовали, между собой решили, что там серьезное повреждение. У меня же была надежда на лучшее, но она умерла в Германии.
Самым неприятным стало то, что понял после. Как бы грубо ни звучало, но спортсмены - это своего рода материал, который используют. Травмы мусолятся в прессе, они обсуждаются с разных углов. А ты лежишь с костылями и понимаешь: все, что людей интересует, - твое горе. Мы просто привыкли концентрироваться на негативе. Это гораздо интереснее, чем какие-то положительные и счастливые вещи. Я взглянул тогда на спортсмена, футболиста немного под другим углом. И ничего хорошего не заметил.

- Как переживал то время?
- Где-то месяц находился в подавленном состоянии. Читал форумы, отзывы, где говорилось абсолютно разное.

- Тебе же операцию не сразу сделали?
- Нужно было подождать, пока пройдут ссадины. Врачи боялись занести инфекцию. По прошествии двух недель я полетел в Италию, где мне и сделали операцию. А уже после этого даже не было времени смотреть, как тебя жалеют.

- Жалели и поддерживали тебя тогда многие.
- Неприятное чувство. Хотя я понимаю, что многие переживали искренне, желали добра. Но все равно это как-то режет по сердцу. И у меня лично было неприятное отношение к этой жалости.

- Поддержка болельщиков тоже зацепила?
- Однозначно. Надпись под окном, например. Это тоже момент, от которого побежали мурашки по спине. Но хочу повториться: с одной стороны, ты благодарен болельщикам, что они поддерживают тебя в такую минуту. С другой - излишняя жалость дает совершенно другой оттенок.

- Зачем выложил фотографию швов?
- Уже и не вспомню точно. Возможно, это был какой-то позыв внутренний. Может, захотелось, чтобы люди увидели, какого характера повреждение, что это такое. Все-таки многих интересовало мое состояние. Плюс я только начал осваивать твиттер. Это было модно, интересно. Тогда я активничал, сейчас уже успокоился.

- После травмы были мысли об окончании карьеры?
- Были, не скрою. До меня начали доходить слухи, что медики мне чуть ли не приговор вынесли. С какой целью велись эти разговоры, не знаю. Но состоялась встреча с Ганчаренко, на эту тему мы поговорили, он выразил поддержку, сказал, что рассчитывает на меня, когда я наберу форму. Конечно, никто не застрахован от того, что не получится набрать оптимальные кондиции и выйти на прежний уровень. Но Виктор Михайлович выразил уверенность, что все будет хорошо. И это придало мне веры в завтрашний день.

- После сезона-2014 ты заявил, что "недостаточно профессионально отнесся к себе". Что это значит?
- Ошибки касались моего восстановления. Начал распылять свое внимание. Появились какие-то заботы, которым я начал уделять немного больше времени, чем положено.

СЛАВА И АВТОРИТЕТ

- Являюсь одним из самых медийных футболистов страны, открыт для болельщиков и журналистов?! Ух... Это, пожалуй, своего рода привычка, наработанная годами. Мне никогда не было сложно пообщаться, высказаться по какому-то поводу. Я, если честно, никогда не задумывался над этим.

- Бывало, что приходилось заставлять себя после матча выйти к журналистам?
- Да, порой и такое бывает. Иногда просто хочется побыть в тишине.

- Ты активный пользователь социальных сетей.
- С возрастом я меньше активничаю, больше использую интернет для просмотра каких-то новостей, получения информации о друзьях, знакомых. Соцсети, в принципе, больше мешают. И это очень серьезная проблема, особенно в отношениях с семьей. Интернет много времени забирает. Более того, становится какой-то дурной привычкой, даже вредной. Думаю, с возрастом это все пройдет, перерасту.

- Болельщики в соцсетях не надоедают?
- Откровенно говоря, бывает, что достают. Находят, пишут. Как правило, на доставучих людей не обращаю внимания. А если просто обращаются с пожеланиями, предложениями, то сложностей в общении не возникает.

- Как относишься к своей славе?
- Громко сказано (смеется). Возможно, человеку со стороны известность кажется чем-то крутым, но меня она иногда уже тяготит. Порой хочется просто побыть где-то в своем мирке, не хочется рассказывать о чем-то, с чем встречаешься каждый день.

- Приходилось пользоваться своей известностью? Например, когда ГАИ останавливает.
- Нет. Хотя если инспектор меня узнает, то никуда не денешься. А так я не представляю, как это будет выглядеть: "Здравствуйте, я Виталий Родионов, игрок БАТЭ" (смеется).

- На улицах узнают?
- Бывает. Для меня нет проблем дать автограф, сфотографироваться.

- Как относишься к просьбам расписаться на руках и иных частях тела?
- Не очень хорошо. Мне это кажется ребячеством. Бывает, и клочки бумаги разного состояния подносят. Но когда видишь, что этим автографом принесешь ребенку радость, то расписываешься. Хотя понимаешь, что, скорее всего, потом эти клочки бумаги будут выброшены.

- На учебе пользовался популярностью?
- В группе меня рассекретили сразу. Я даже еще не пришел на первое занятие, а меня уже поздравляли с победными играми. Отвечаю: "Мы знакомы?" И мне приходит сообщение: "Да, мы с тобой одногруппники". Хотя я этого человека еще и не видел. Потом мы с этими людьми, естественно, раззнакомились, начали общаться. Более того, до сих пор поддерживаем контакт, с кем-то переписываемся. Кто-то поздравляет с различными достижениями, праздниками. Все это приятно. Связь терять не хочется. Не знаешь, как жизнь может сложиться.

- Что для тебя дружба?
- Это тонкий, конечно, момент. Каждый по-разному к этому понятию относится. Уважение и взаимовыручка - это все понятно. Но я думаю, что только тогда, когда человек открывает тебе какие-то интимные вещи, именно душевные переживания, доверяет абсолютно все самое сокровенное и при этом, естественно, уверен, что ты не будешь насмехаться над этим где-то в сторонке, если это взаимно - такие отношения можно назвать дружбой. Конечно, все происходит постепенно. Присматриваешься к человеку. Если он тебе симпатичен, начинаешь с ним общаться, затем дружить. И, конечно же, нужен тесный контакт.

- Ты чувствуешь свой авторитет в команде и в целом в белорусском футболе?
- В принципе, если он есть, я его не ощущаю. Возможно, привык уже (смеется).

- Как ты относишься к своим рекордам и достижениям?
- Спокойно. Все течет своим чередом, и уже потом, по факту, смотрю на свои награды. Пока нет удобного места, чтобы их разместить. Дачку дострою, там отведу уголок. А сейчас все это стоит кучкой достаточно внушительной. В основном это, конечно, личные награды.
Командные ограничиваются медалями и памятными призами от клуба. Кубков никаких не стоит. Награды в уголочке не пылятся - супруга следит за ними. Такое же отношение и касательно упоминаний своей фамилии в прессе. Посмотрел, в каком контексте, обратил внимание - хватит.

- Отношение к роли капитана?
- Если честно, ее не сильно ощущал на протяжении сезона. Скорее, меня можно рассматривать в роли помощника капитана. Ведь у нас Дима Лихтарович лидер. Не сказал бы, что повязка как-то давила, напрягала, какую-то дополнительную ответственность придавала. Все, что поменялось, так это стало больше полномочий на поле, можно с судьей поговорить.
Вообще, у нас в клубе такие отношения между ребятами, тренерами и руководством, что каждый может высказать свою точку зрения. Не обязательно использовать для этого одного человека. По крайней мере, нет таких ситуаций, когда капитану нужно идти и от лица команды спрашивать, когда будет зарплата (смеется).

- Ходит много разговоров о том, что ты являешься любимчиком Анатолия Капского.
- Я всегда теряюсь, если честно, когда журналист касается этой темы. Не знаю, куда увильнуть (смеется). Теплоту отношений Анатолия Анатольевича к себе я, конечно же, чувствую. Но ситуацию, когда все вокруг об этом судачат, считаю не совсем здоровой. Более того, она может порождать множество домыслов.

- Хочешь остаться в БАТЭ?
- Я же никуда не ухожу. Да я понимаю, о чем ты. Посмотрим. Будет день - будет пища. Сейчас обсуждать это нет смысла. Я действующий футболист. В любом случае, конечно, будет очень тяжело без футбола. И учитывая то количество времени, которое я провел в клубе, он для меня имеет первостепенное значение вообще в спортивном мире. Но как повернется жизнь, не знаю. Не хочется загадывать наперед.

- Как относишься к статусу легенды БАТЭ?
- Беседа приурочена к этому статусу? (смеется). Я не могу как-то измерить, кто легенда, а кто - нет. Меня эта характеристика даже как-то вводит в ступор, в смущение. Более того, не могу сказать, что такой статус мне нравится. Не нужно, мне кажется, так характеризовать действующего футболиста. В общем, на эти вещи просто не обращаю внимания.

- Свою значимость для БАТЭ ощущаешь?
- Нет. Если только со слов кого-то. Кто-то может сказать комплимент, какие-то другие вещи. Но это мнение отдельного человека не воспринимаю как истину. Это касается как приятных вещей, так и неприятных.

- Предстоящий сезон станет для тебя десятым в желто-синей форме. Что для тебя БАТЭ?
- Что касается моей профессиональной жизни, то это основной клуб, который стал уже, по сути, родным. 10 лет - цифра немаленькая. Тяжело уже представить себя вне этой команды. Хотя на протяжении всего времени, не только когда играл в БАТЭ, хотелось попробовать себя где-то в Европе. Но сегодня можно сказать: скорее всего, у меня не получилось. Возраст и время позволяют об этом думать и говорить.

Дмитрий РУТО

Вернуться к списку
  • Прошедший матч

    Кубок Беларуси
    1/4 финала

    14 марта 2019, 16:30
    Минск. Стадион ФК "Минск"

    Рефери: Цинкевич С.

    Ислочь
    Ислочь
    (Минский р-н)
    1:0 БАТЭ
    БАТЭ
    (Борисов)
     
  • Следующий матч

    Чемпионат Беларуси
    Тур 1

    30 марта 2019, 18:00
    "Борисов-Арена"

    БАТЭ
    БАТЭ
    (Борисов)
    VS Дняпро
    Дняпро
    (Могилев)

  • Ближайшие матчи

    Чемпионат Беларуси
    Тур 2

    06 апреля 2019, 14:00
    Минск. Стадион ФК "Минск"

    Энергетик-БГУ
    Энергетик-БГУ
    (Минск)
    VS БАТЭ
    БАТЭ
    (Борисов)

    Чемпионат Беларуси
    Тур 3

    14 апреля 2019, 15:00
    "Борисов-Арена"

    БАТЭ
    БАТЭ
    (Борисов)
    VS Динамо Бр
    Динамо Бр
    (Брест)

чемпионат беларуси

Команда И О
1 БАТЭ 30 73
2 Шахтер 30 64
3 Динамо (Минск) 30 63
4 Витебск 30 62
5 Торпедо-БелАЗ 30 55
6 Динамо (Брест) 30 52
7 Неман 30 43
8 Слуцк 30 36
9 Городея 30 34
10 Ислочь 30 33
11 Минск 30 30
12 Гомель 30 28
13 Луч 30 24
14 Торпедо (Минск) 30 24
15 Смолевичи 30 24
16 Днепр 30 16
Полная турнирная таблица

twitter