"Просто мне хочется, чтобы все было аккуратно"

13 марта 2019 10:00

Валерий ТАРАСЕНКО был хорошим центральным защитником. Поиграл в БАТЭ, МТЗ-РИПО, "Гомеле", "Немане", "Городее". В 2002 году вместе с борисовчанами стал чемпионом Беларуси, забив золотой мяч в дополнительном матче за первое место, о чем не очень любит вспоминать и рассказывать. Играть в футбол Тарасенко закончил в начале 2016-го и стал работать детским тренером в школе БАТЭ. Экс-защитник тренировал команду, составленную из ребят 2006 года рождения, а зимой 2019-го откликнулся на предложение Алексея Баги войти в его штаб.
В интервью Андрею Масловскому 37-летний тренер рассказал о неординарном вратаре своей детской команды, любви к чистоте, двойном переломе ноги, отношениях с Анатолием Капским и о том, как однажды сыграл в нападении.

- Вам легко дался тренерский переход из детского футбола во взрослый?
- В принципе, нормально. Прекрасно знал всех тренеров, с которыми теперь работаю. Это очень хорошие ребята, они постоянно поддерживают и помогают. Дмитрий Васильевич Молош сказал: "Втягивайся потихонечку, а мы тебе поможем во всем". Вот потихонечку и втягиваюсь. Признаюсь, мне сейчас намного проще, чем три года назад, когда приходил в детскую команду. Пацанам, с которыми мне предстояло заниматься, было по 10 лет. И найти взаимопонимание было нелегко. Меня даже наш тренер Александр Михайлов взял на сборы в Лиду со своими ребятами 2004 года, чтобы я побыстрее прочувствовал, что такое детский футбол.
Поначалу было очень сложно психологически. Я только закончил играть сам и ждал от пацанов чуть ли не такого же исполнения на поле. Возмущался, когда кто-то из мальчишек что-то не умел. Но время шло, мы притирались, и вскоре все наладилось. Первое время ребята просто приходили на тренировки и занимались, а потом стали задавать вопросы, интересоваться, как им лучше действовать в определенных ситуациях.

- Рассказывали про свои игроцкие подвиги?
- Как-то ребята в интернете сами нашли подробности развязки чемпионата-2002. Стали спрашивать про "золотой" гол. Отвечал, что это давно в прошлом. Хотя, не скрою, приятно, что пацаны гордились тем, что их тренер оказался причастен к тому успеху БАТЭ. Я не особый любитель вспоминать 2002-й. Когда кто-то начинает заводить эту тему, сразу говорю: "Это уже история. Я давно об этом забыл".
Сейчас у меня другая жизнь - тренерская. Всегда хотел стать тренером и думал, что им быть легко. Но когда начал работать, понял, что не все так просто, а мои прежние познания об этой профессии были поверхностными, и я ничего не знаю о специфике.

- Совсем ничего?
- Когда был игроком, я просто механически выполнял упражнения и не задумывался, почему те или иные задания нам давали в определенные дни. Можно сказать, работал по принципу: дали, выполнил, забыл. Сейчас, обучаясь, понимаю, в какой день нужно давать нагрузки, как подводить команду и так далее.

- Вы понимаете современных подростков?
- Прежде всего отмечу, что такими продвинутыми я и мои сверстники в детстве не были. В моей команде 2006 года было много ребят, которые очень хорошо говорили по-английски. Когда участвовали в международных турнирах, бывало, я не всегда понимал, что от меня хотят организаторы. Но на помощь приходили ребята: "Валерий Леонидыч, они про заявку спрашивают". Молодцы!

- Пытались послушать их музыку?
- Что-то такое они включали в автобусе. Говорили, что это сейчас слушают все.

- Понравилось?
- Спокойно отношусь к их увлечениям. Хотя мне больше русский рок нравится.

- Их поведение похоже на ваше в их возрасте?
- Первое время с поведением было сложно, но потом мальчишки немного подросли, и все наладилось. Я им объяснял, что на поле они должны быть наглыми, а в быту - другими: должны помогать бабушкам, придерживать дверь перед девушкой и женщиной, не стесняться лишний раз поздороваться с человеком.
Бывало, хулиганили, но это же дети. И в автобусе могли пошуметь, и в гостиницах. От этого никуда не уйдешь. Мы тоже в свое время отнюдь не тихонями были.

- Говорят, вы в 10 лет диван с седьмого этажа сбросили. Это правда?
- Не в 10, а в 8. Мой дом - первый построенный в современном Уручье-1 - стоял буквой П. А внутри располагалась девятиэтажная "малосемейка". В торцах того дома были открытые пожарные лестницы. Однажды летом строили с друзьями шалаш и заметили на седьмом этаже на пожарной лестнице диван. Обычно туда люди выносили ненужные вещи, и мы решили, что диван никому не нужен, а в шалаше он будет смотреться шикарно. Забрались с пацанами наверх (а нас человек 10 было) и стали думать, как его спустить. По лестнице не понесешь - дверь закрыта. Да и как его тянуть?! Оставался один выход - сбросить вниз. Подняли, перекинули через перила и сбросили.
Помню, как он летел вниз, как приземлился и как отлетели боковые спинки. Мы спустились, стали осматривать "трофей", как вдруг из дома выбежала бабушка и начала ругаться, что мы такие-сякие украли у нее диван. Мы отошли в сторонку и наблюдали, как она бегает вокруг его. И тут, на беду, моя мама шла с работы. Ох и досталось мне за этот диван.

- Диван до шалаша "дошел", или бабка забрала?
- Это вообще странно, но она почему-то начала срезать ножницами обивку. Не знаю, зачем.

- Как дети, которых вы тренировали, провожали вас в основной состав?
- Обошлось без слез, но было видно, что расстроились. На прощание подарили красивую кружку. С одной стороны - фото нашей команды, с другой - надпись "Лучшему тренеру". Было приятно. Но я ребят не забываю и при случае стараюсь посещать их тренировки, общаться с ними и их родителями.

- Говорят, в команде есть хороший вратарь. Что за парень?
- Даник Мартинович. Очень добрый, отзывчивый парень, который любит футбол и, как мне кажется, готов тренироваться сутками. Он на тренировки приходит как минимум за час до начала. Да и футбольные качества у него в порядке. Даник очень хорошо играет ногами, очень расслабленный и спокойный. На турнирах против сильных соперников ребята не боятся отдавать ему мяч. Он настолько уверен, что может нападающего под себя убрать и отдать хорошую передачу.

- Вратари-дети с такой же пулей в голове, как вратари-взрослые?
- Не хочется обижать вратарей :) Но Даник может развеселить команду. Иногда он задает очень странные вопросы. Когда я уходил на работу в основу, нашей детской команде надо было ехать на турнир в Вильнюс. Я уже не попадал, но сказал пацанам, что сделаю освобождения от уроков. И тут он говорит: "Валерий Леонидыч, я вам тоже освобождение дам". - "Какое?" - "Что школа мне разрешает с вами ехать". Ребята смеялись.

***

- Вы выросли в Уручье. Каким этот район был в 80-е?
- Хороший район. За школой был лес. Но не такой, что пошел и заблудился, а скорее пролесок, огороженный дорогами. Там всегда гуляло много людей, а зимой тысячи детей катались на санках и лыжах с горок. Чтобы съехать, нужно было очередь отстоять. Место было оживленное.
На школьном стадионе мужики играли в футбол. По вторникам и четвергам в семь вечера, в воскресенье - утром. Постепенно мужики начали подтягивать нас. Теперь мы собираемся по вторникам и четвергам.
Уручье было не самым спокойным районом Минска, но серьезных разборок особо и не помню. Хотя драки район на район в те времена случались. Но когда были маленькими, нас с друзьями не особо подключали, а потом, лет в 14-16, нам уже это было неинтересно.

- Вы начинали заниматься футболом в "Смене". Как паренек из Уручья мог там оказаться? Те же "Трудовые резервы" на Калиновского ближе.
- Однажды в школу зашел тренер Николай Николаевич Едалов, предложил заниматься и пригласил утром в субботу на стадион. Как сейчас помню, пришло много пацанов. Тренер нас поделил на команды и смотрел, как мы играем. А так как я благодаря папе, который играл в футбол за "Спутник", что-то умел, то меня взяли сразу.
Первый год мы тренировались на стадионе 45-й школы [в Уручье], а потом тренер сказал, что дальнейшие занятия будут проходить в Веснянке на "Смене". Оказалось, у него таких команд, как наша, было несколько по многим районам. Он с ними работал, отбирал лучших, чтобы собрать одну сильную команду. В Веснянку я добирался с тремя пересадками. До Востока на автобусе, потом на метро до Октябрьской, а там на 56-м троллейбусе. Ездили вместе с Димой Макаром и Алексеем Багой. Мы жили недалеко друг от друга: Дима в паре минут ходьбы, а Леша - в военном городке. Поэтому нам было весело и интересно.

- Дмитрий Макар уже тогда был таким веселым?
- Да. В метро любили прикалываться во время передвижения на эскалаторе. Выбирали человека, который ехал навстречу, положив руку на поручень, а сам смотрел по сторонам. Проезжая мимо, Дима хлопал его по руке. Человек пугался и вздрагивал, а мы смеялись.

- Он был среди тех, кто сбрасывал диван?
- Нет. Мы хоть и занимались вместе, но дружили с разными компаниями.

- Каким был Алексей Бага?
- Очень веселым, но в то же время и серьезным. Тренер его сразу капитаном команды сделал. У него были лидерские качества как в игре, так и в быту. И я сейчас это говорю не потому, что работаю у него в штабе, а потому что так и было. Алексей говорил, и мы его слушали.

- Некоторые сайты утверждают, что ваша карьера началась в 1997 году в минском "Реале".
- Не знаю, откуда такая информация, но такого не было никогда. Самое смешное, что мои дети это прочитали и завалили вопросами: "Валерий Леонидыч, вы что, в "Реале" играли?!" Это ошибка. В 97-м я еще был в детской школе. И только через два года, после финала "Хрустального мяча", где мы проиграли РУОРу, Игорь Криушенко взял меня в "Смену"-БАТЭ.

***

- В 2008 году вы уехали играть в "Тобол" и вскоре после перехода дали интервью местным журналистам. Когда они спросили, чем любите заниматься в свободное время, ответили: "Проводить его с девушками". Вы ловелас?
- Это я такое сказал?! Может, говорил, что люблю проводить время в компании, где есть девушки. Не помню, честно. Хотя с девушками я был очень избирательный. Мама постоянно говорила: "Когда ты уже мне невесту приведешь? Когда женишься?" А я не торопился - женился совсем недавно. Со дня на день должен родиться ребенок. Мама рада.

- В Казахстане случилась неприятная история: вы дважды ломали ногу в одном и том же месте.
- Вообще все с перелома руки началось. В одной из игр столкнулся с соперником и неудачно упал. Поднимаюсь: болит ребро, а кисть сломана со смещением. Вправили, наложили гипс и отпустили домой. На первой тренировке после возвращения в одном из эпизодов пробрасывал мяч мимо партнера, перепрыгивал выставленную ногу и при приземлении сломал плюсневую кость. Наложили гипс и снова отправили домой. Через месяц сделали снимок - все срослось. Начал тренироваться. Делаю передачу, оступаюсь и ломаю ногу почти в том же месте.
Позвонил белорусским врачам, а они в шоке: "Валера, ты чего?! Это такая травма, что надо делать операцию и укреплять ногу". Оказывается, это перелом, который у футболистов так просто не проходит. Обычная кость формируется за 3-4 месяца, а плюсневая приходит в норму за год. Или надо делать большую паузу в нагрузках, или, если необходимо восстановиться быстро, нужна операция по укреплению. В итоге пропустил месяцев пять и уехал из Казахстана.

***

- Правда, что вы, если понимали, что нападающий сильнее в технике и скорости, давили его морально? Например, когда играли против Александра Демешко, говорили ему: "Если из-под меня забьешь, я тебя прибью".
- Напридумывали тебе что-то такое про меня :) Так могло быть только с тем, с кем хорошо общался, и с теми, кто понимал шутки. Я Сашу хорошо знаю, и в "Городее" на тренировках во время скоростной работы всегда с ним в пару становился. Он был самым быстрым в команде и меня всегда обгонял, но я ему всегда говорил: "Будешь убегать, покачусь сзади". Но это все шутки.

- Александр Котляров рассказал историю, что вы во время матча кричали Юрию Пунтусу: "Успокойте своего малого, а то я не знаю, что с ним сделаю". Могли нанести травму намеренно?
- Тогда просто нервы не выдержали. Игра была жесткая, а он молодой, горячий. После стыка что-то сказал мне, чем очень сильно разозлил. И я сказал Пунтусу: "Уберите, или я за себя не ручаюсь". Но я никогда в жизни не играл так, чтобы кого-то специально сломать. Слушай, у меня лишь одна красная карточка за карьеру - как-то выбивал мяч в подкате, но чуть-чуть не успел. Я мог играть жестко, но специально в колени или голеностопы не прыгал. Мне самому даже больше доставалось. И бровь разбивали, и нос ломали, и куча других мелких болячек. А я никому ничего не разбил даже.

- Когда вам нос сломали?
- Во время выступлений за "Гранит". Саша Яцкевич, который тогда в "Нафтане" играл, "постарался". Шла длинная передача, он выпрыгнул и головой по касательной проехался по носу. Прилично так заехал: звездочки перед глазами, кровь. Когда в больнице увидел себя в зеркале, нос "лежал" на щеке. Вправили оперативно. Я еще матч досмотреть успел. На Сашу у меня никаких обид нет. Потом его домой в Минск на машине вез. Я с тампонами в носу за рулем, а он рядышком.

- Что говорил?
- Извинялся, но я просил его успокоиться. Игровой же момент.

- Защитники не любят играть против Артема Концевого из-за того, что он локтями орудует. Как вам было?
- В жизни Артем совсем другой человек и переключается быстро. Мы очень хорошо дружим. Я крестный у его пацанов. Помню, играли друг против друга. В начале матча случился стык, и я упал. Он наклоняется и говорит: "Вставай давай! Чего лежишь?!" Я завелся, и мы весь матч друг друга нещадно молотили, огрызались. После игры один из партнеров выдал: "Никогда бы не подумал, что вы друзья" :)

- Говорят, вы любите, чтобы все было правильно, и если что-то идет не так, слегка паникуете.
- Согласен, что некоторые вещи воспринимаю близко к сердцу, но паники нет. Помню, играя за МТЗ-РИПО, в матче со "Сморгонью" срезал мяч в свои ворота. Из-за этого мы потеряли очки, которых потом как раз и не хватило, чтобы в тройку попасть. И я реально переживал неделю, не находил себе места.

- Иногда футболисты ночевали у вас дома. Некоторые очень удивлялись порядку и чистоте, что не совсем типично для холостяка. Это черта характера, или мама так приучила в детстве?
- Скорее черта характера. Я иногда после школы мог от нечего делать дома пол подмести, пыль протереть, посуду помыть или холодильник разморозить. Вот пробивало иногда на такое. Но я не чистюля. Просто мне хочется, чтобы все было аккуратно. Ведь самому приятно, когда ничего не валяется нигде, когда нет в раковине грязной посуды и так далее.
Помню, когда в Гродно играл, снимал квартиру. Через месяц звонит хозяйка: "Вы дома? Я зайду за деньгами". Приходит, осматривается, а потом вдруг выдает: "А ты что, не живешь здесь? Что-то как-то чисто и аккуратно". Даже не знал, что ответить :)
С поиском той квартиры связана забавная история. Девушка-агент сказала, что у нее есть на примете одна хорошая квартира, но хозяйка хочет поселить семейную пару. И предложила на время побыть моей девушкой. В итоге пришли на беседу, изобразили пару и, как мы думали, убедили хозяйку. Правда, она позже призналась, что сразу нас раскусила.

- Как боролись с неряхами, с которыми селились на сборах или базах?
- Нормальные у меня были соседи. В МТЗ-РИПО жил с Артемом Концевым. Он аккуратный парень. В БАТЭ - с Александром Ермаковичем. Тут тоже вопросов не было. Пожалуй, только Олег Николаевич Страханович мог разбросать вещички. Когда накапливалось много, я говорил: "Олежка, давай приберемся". И все. Иногда мог в шутку зайти в комнату к другим ребятам и сказать: "Пацаны, что за бардак у вас тут". Но если им так удобно, что я сделаю? Хотя Юрий Иосифович и в БАТЭ, и в МТЗ всегда любил порядок. Когда он вызывал к себе в номер, я обращал внимание, как у него все аккуратно разложено. И он нас всегда приучал к этому.

***

- Игровую карьеру вы заканчивали странно. Сперва появилась информация, что закончили. Но потом вы сказали, что еще поиграете, но вскоре все-таки решили, что хватит.
- Случилась маленькая неувязочка. На ужине после сезона произнес: "Ай, все, надоело, заканчиваю". Но я сказал это просто так, между делом, а парень (имеет в виду журналиста - Tribuna.com) воспринял мои слова всерьез и написал. Но я тогда действительно хотел еще поиграть. Вот и пришлось опровергать. Но потом все же решил, что с меня хватит. И тут поступило предложение пойти в детскую школу БАТЭ.

- Вас Анатолий Капский приглашал?
- Нет. Я с Александром Ермаковичем и Алексеем Багой разговаривал. Но, насколько знаю, Капский одобрил мою кандидатуру. Не могу сказать, что в последние годы часто общались с Анатоличем, но, когда встречались на играх, здоровались, обнимались. Он детским футболом всегда интересовался. Когда выиграли турнир в Минске, он меня увидел на матче, подозвал и поздравил. Я тогда понял, что Анатолич все знает и все контролирует.
Меня еще всегда поражало то, как он общался. Если с ним встречались где-то, он не просто жал руку и шел дальше, а находил хотя бы минуту, чтобы поинтересоваться делами или что-то рассказать.

- Каким был ваш самый памятный разговор?
- Как-то лет пять назад звонил ему на Новый год. Мы перед этим давно не виделись и не общались. К тому же я номер поменял. Перед звонком прокрутил в голове беседу: "Здравствуйте, Анатолий Анатольевич. Это Валера Тарасенко. Узнали?" Звоню, а он с ходу: "Жардел, привет! Сейчас занят. Перезвоню тебе". Я прифигел! Я был в шоке от того, что у него был мой новый номер. И через два часа Анатолий Анатольевич перезванивает: "Жардел! Рад тебя слышать".

- Жардел? Он же нападающим был, а вы защитник.
- Это еще Юрий Алексеич Пудышев меня так назвал, когда я только в БАТЭ пришел. У меня сейчас такая короткая стрижка, а тогда волосы были длинные и вьющиеся, как у Жардела. А летом еще и загар добавлялся. В общем, Пудышев меня прозвал - и прилипло. Правда, Алексеич только по прозвищу никогда не называл: или Валерик Жардел, или Валерий Жардел. А Пашку Беганского называл Америка. Точнее, Пашка Америка.
Но самое интересное, что я один матч в карьере в нападении все-таки провел. И при этом два мяча забил. Самый эффективный нападающий страны! Дело было, когда играл за "Неман". Травмированных накопилось много, и Владимир Курнев как-то подозвал к себе: "Попробуешь поиграть в нападении. Ничего не придумывай: зацепился за мяч, отдал и в штрафную побежал. Может, где-то с прострела получится замкнуть". Перед игрой поспорил с Ромой Астапенко, что забью. Он же сказал, что если так произойдет, то с поля на плечах меня унесет. Я два гола и забил. Рома подошел после игры, взвалил на плечи и понес в раздевалку.

Андрей МАСЛОВСКИЙ, by.tribuna.com