"БАТЭ должен преуспеть как организация, как компания"

08 мая 2020 11:30

2020 год БАТЭ начал с масштабных перемен. К сезону команду готовил обновленный тренерский штаб во главе с Кириллом Альшевским, который в 2019-м привел дубль "желто-синих" к званию чемпиона страны. Сам клуб подвергся редизайну. В середине марта в прямом эфире на клубном YouTube-канале (в онлайн вынудил уйти коронавирус) были представлены новый логотип БАТЭ и форма. Также перед зрителями предстал и новый генеральный директор "желто-синих" Михаил Залевский, сменивший на посту Михаила Деменцевича.
О новом руководителе клубного офиса известно немного. БАТЭ на своем сайте привел краткую информацию о Залевском: образование, прежние места работы и задачи, стоящие перед гендиром. А еще тот факт, что менеджер является выпускником СДЮШОР "Динамо".
Чтобы поближе познакомиться с Залевским, понадобилось время. Руководитель согласился на интервью еще во время матча стартового тура с "Энергетиком"-БГУ, но попросил дать время, чтобы втянуться в рабочий процесс. В начале мая Михаил Залевский рассказал Дмитрию Руто о своей связи с БАТЭ, занятиях футболом вместе с Александром Глебом, работе в МВД, где раскрывал преступления, и банке, где выстраивал новые направления, а также о планах на посту генерального директора клуба.

- Как вам матч БАТЭ с "Неманом"?
- Хороший матч. Думаю, все, кто смотрел его, понимают, что после двух забитых мячей команда несколько успокоилась и случился определенный спад, в итоге мы пропустили. А так, в целом, хорошая содержательная игра, в атаке у нас многое получалось. Рад, что команда во втором тайме смогла добавить, активизироваться и закончить матч на такой же мажорной ноте, на которой его и начала.

- Вы довольны той игрой, которую сейчас демонстрирует БАТЭ?
- Команда прогрессирует, я бы так сказал. Да, начали мы не совсем удачно, но были же изменения в клубе, пришел новый тренерский штаб с новыми требованиями. В любой сфере, когда что-то меняется, на все нужно время, должны пройти определенные притирки, коммуникационный и интеграционные процессы, чтобы те же игроки понимали требования тренера и могли их исполнять. Думаю, мы прогрессируем от матча к матчу и идем правильной дорогой.

- Мы с вами познакомились во время матча первого тура "Энергетик"-БГУ - БАТЭ, и на просьбы об интервью вы ответили, что вам нужно время, чтобы вникнуть в работу. Согласились же пообщаться уже после того, как команда оформила путевку в финал Кубка Беларуси. Почему?
- Согласился пообщаться гораздо раньше, еще во время того матча, но сказал, что встретимся в апреле. Для себя определил, что интервью дам на следующий день после ответной игры в полуфинале Кубка.

- Как бы ни завершился матч?
- Я был уверен, что мы выйдем в финал, поэтому специально и определил такую дату. Был уверен, что станем финалистами даже после поражения в первом матче со "Славией". Мы обязаны взять этот трофей. Да, мозыряне показывают содержательную игру, видна тренерская рука, но, при всем уважении к "Славии", мы должны проходить таких оппонентов, выигрывать в этих матчах. Бесспорно, "Славия" - хорошая добротная команда, но БАТЭ - номер один, always first.

- Почему для интервью вы обозначали себе именно такие сроки?
- Здесь нет какого-то глубинного анализа. В моем случае нужно говорить не о вопросе количества времени для погружения в рабочий процесс в клубе, а о вопросе собственного тайминга. Мой рабочий день длится по 14-16 часов. Поэтому нужно было найти время для интервью в таком графике.

- За месяц вы уже влились в рабочий процесс?
- Да, уже очень глубоко нырнул. Скажу честно, не испытал особых трудностей с пониманием того, как устроены дела в БАТЭ. Просто был большой объем информации, нужно было пропитаться культурным и производственным ДНК в БАТЭ, чтобы увидеть сильные и слабые стороны в организации процессов, познакомиться и изучить людей, которые трудятся в клубе. Чего-то сверхсложного я не испытал.

***

- Расскажите, какое отношение к БАТЭ вы имели прежде?
- В первую очередь я болельщик команды со стажем :). А так, на самом деле, какой-то особенной связи с клубом нет. У меня теплые приятельские отношения со многими людьми, которые поднимали БАТЭ на вершину. В свое время познакомился с Анатолием Анатольевичем Капским, Александром Захарченко, Андреем Капским, Михаилом Деменцевичем, Сергеем Шарковским, Виктором Ступенем. Умышленно перечислил имена тех, кто вместе с Анатолием Анатольевичем был многие годы и отдавал частичку себя клубу, тех, с кем я был знаком. И это произошло задолго до моего назначения в клуб :).

- Когда познакомились с Анатолием Капским?
- В 2011 году, тогда побывал на выездном матче БАТЭ в Лиге чемпионов с "Викторией" из Пльзени.

- На чем была основана ваша дружба с Капским?
- На любви к футболу :) Досконально не помню, как мы познакомились. У нас был общий круг общения, общие друзья и приятели. И в какой-то момент мне удалось познакомиться с Анатолием Анатольевичем. Ничего необычного, все, как у всех людей. Не было каких-то профессиональных контактов, дел, попыток вовлечения меня в жизнь клуба. Человеческое общение, возникшее на общем интересе - любви к футболу.

- С 2011 года вам поступали предложения о сотрудничестве с БАТЭ?
- Нет, не было таких предложений. Откровенно говоря, и предположений о том, что все может повернуться таким образом, не было. Но, признаюсь, у меня всегда существовала профессиональная амбиция поработать в футболе. Я даже сам себе сформулировал такую цель. Но в каком виде и когда это все произойдет, не представлял.
В свое время, по рекомендации HR-директора "Белорусского Народного Банка" Натальи Добровольской, я прошел обучение по профессиональному коучингу у Ирины Марецкой, сильного специалиста и интересного человека. Получил соответствующий сертификат. Мне это было важно для собственного личностного и профессионального роста. Во время обучения я получил определенные знания и навыки, которые использовал в своей профессиональной деятельности в банке, и продолжаю это делать. Хотя, хочу заметить, этот коучинг не был связан напрямую с моими обязанностями в работе. Те знания, которые я получил, применимы в разных областях, это возможности профессионального и личностного роста независимо от того, чем ты занимаешься.

- Получение второго диплома "Тренер-преподаватель по футболу" обусловлен стремлением глубже погрузиться в этот вид спорта?
- Безусловно. Это желание сформировалось как раз во время обучения коучингу. Любовь к футболу сублимировалась в конкретные цели и план действий. В итоге получил спортивное образование в БГУФКе. В свое время у меня было желание поучиться в бизнес-школе RMA в Москве, хотел получить знания в сфере спортивного менеджмента. Но я уже не столь молод, мне сложно было отрываться от профессиональной деятельности в банке, а обучение было очным. По этой причине данный вопрос отложил. Кроме того, пришло понимание, что банковский бизнес очень сложный и технологичный, если и вовсе не самый сложный, и в какой-то момент осознал, что практика всегда дает пинка теории. А в 2019 году я получил образование по специальности "Тренерская работа" (футбол), квалификация - тренер-преподаватель.

- Почему тренер?
- Для карьеры игрока поздновато :). Тем более не обладаю теми данными, которые позволили бы выступать на хорошем уровне. Поэтому в неполные 40 лет сделал первый шаг в тренерском образовании. Тем не менее абсолютно отдаю себе отчет в том, что полученное образование не дает тех знаний, которые позволили бы работать на профессиональном командном уровне в качестве тренера. А если начинать с детского футбола - мне же не 20 лет, у меня нет такого желания и амбиций.
Вообще, история с получением образования в БГУФК достаточно увлекательная. Первое, что я хотел сделать, - получить тренерскую лицензию УЕФА категории B, а для этого необходимо иметь высшее тренерское образование по футболу. Хотя есть определенные исключения. Они применимы для игроков, которые выступали за национальную сборную, получили звания мастеров спорта и так далее. В общем, столкнувшись в свое время с заградительной мерой в плане получения тренерской категории УЕФА, вынужден был получить диплом БГУФКа. Параллельно, обучаясь в высшем учебном заведении, подал документы для набора на курсы УЕФА, но собеседование не прошел. Тогда вообще был ажиотаж, огромное количество людей стремились поступить на курсы. Председателем комиссии, к слову, был Кирилл Альшевский, который тогда занимал должность технического директора АБФФ. Мы с Кириллом Петровичем были и до этого знакомы, но он как председатель комиссии дал понять, что для максимально эффективного обучения на курсах УЕФА нужно иметь определенный тренерский опыт. Я это принял, все ок. Кстати, очень скромный тренерский опыт я все же приобрел, но это, как говорят, не для прессы. Стажировался и работал по совместительству, денег не зарабатывал этим, многое пропустил через собственное восприятие. Даже не понимаю сейчас, как на все время находил.

- После вашего назначения вспоминали с Альшевским этот эпизод?
- Мы с ним не проговаривали, но, думаю, каждый из нас в душе улыбается, вспоминая ту историю. Просто интересный жизненный поворот.

- Имея диплом тренера-преподавателя, вы сейчас фактически являетесь коллегой Альшевского?
- Я бы так не говорил. Думаю, это помогает лучше понимать друг друга и некоторые вещи обсуждать на одном языке, и это хорошо. Мы можем спокойно и конструктивно обменяться мнениями. Хотя, конечно, в знаниях и опыте между нами пропасть.

- Вы можете что-то посоветовать главному тренеру?
- Отношу себя к категории людей, которые осознают, что нельзя разбираться во всем. Нужно не бояться окружать себя сильными людьми, которые в чем-то разбираются лучше тебя. Моя корпоративная этика не позволяет лезть просто так с советами лишь потому, что хочется сказать что-то тренерскому штабу или непосредственно Кириллу Альшевскому. Но да, мы оба открыты, многие моменты обсуждаем. И если отношусь к чему-то по-своему, говорю об этом, узнаю, почему тренер принял то или иное решение. Если человек может объяснить свою позицию, это действительно профессиональный подход, это хорошо. Есть примеры, когда он с сопротивлением и без него принимает позицию, и это находит отражение в его решениях. Рад, что так все складывается и без временного лага мы выстроили профессиональные отношения.

- Насколько сильным будет ваше влияние в вопросах трансферной политики клуба?
- Это обсуждалось в момент формулирования мне предложения. Скажу так, влияние будет сильным, но решение все равно будет приниматься коллегиально. И вес голосов людей, задействованных в этом вопросе, будет равнозначным. Хотя, считаю, мнение главного тренера по качествам того или иного игрока, необходимости его приглашения должно быть главенствующим.

- Вы смотрите матчи как директор клуба или как тренер? А может, как болельщик?
- Давайте четко обозначу свою позицию по поводу тренерства. Я не считаю себя тренером, потому что у меня нет соответствующего опыта. А наличие диплома не дает основания называть себя тренером. Матчи я смотрю и как очень продвинутый болельщик, и как генеральный директор.

***

- Получается, спустя много лет вы снова окунулись в футбол. Ведь вы же сами занимались, являетесь выпускником СДЮШОР "Динамо".
- Да, есть такое.

- При этом занимались вместе с Александром Глебом.
- Росли вместе. Тренировались на знаменитом асфальте на территории стадиона "Динамо". Хотя кто-то все-таки играл в футбол, а кто-то мучился. Я, признаюсь, мучился. Нет, тренировался с радостью и удовольствием, но не было у меня тех качеств, которые позволили бы построить профессиональную карьеру в футболе.

- Что представлял собой Глеб в то время?
- Да, собственно говоря, то, что представлял собой и в тех командах, в которых мы его видели потом. Он всегда выделялся, был номером один по футбольным качествам, по мышлению, по дриблингу, по видению поля. Глеб всегда играл за ребят постарше, рано стал привлекаться в сборную. На фоне остальных парней своего поколения Саша реально был уникальным.

- Как тесно дружили с Глебом?
- У нас было два состава, и долгое время я играл за второй. Поэтому не скажу, что с Глебом мы были близкими друзьями. Хотя определенный костяк сформировался, с ребятами мы общаемся и сейчас. Каждую неделю играем в футбол. Что касается Глеба, то когда его карьера пошла в гору, коммуникация прервалась, какой-то период не общались. Но после возвращения игрока в БАТЭ контакт вернулся, постепенно общение стало усиливаться.
На одном из матчей на "Борисов-Арене" я встретил Сашу Дробышевского, мы тоже вместе росли и занимались футболом. Поймали себя на мысли, что, выйдя из СДЮШОР "Динамо" в 17-18 лет, мы вообще перестали общаться. Закралась идея отыскать всех парней, узнать, кто чем занимается, как себя профессионально реализовал. Я нашел всех, кого мог найти, даже в Америке отыскали двоих человек, пригласил ребят в ресторан, мы поговорили, обменялись контактами. С тех пор общаемся, каждую неделю играем в футбол. Скажу, что у нас хороший любительский уровень, все наши ребята с пониманием футбольных азов, некоторые поиграли на профессиональном уровне, Саша Глеб иногда играет с нами, порой за нас выступают приглашенные люди, известные в белорусском футболе. И Александр Хацкевич играл, и Александр Богайчук, и Артем Челядинский, и Слава Глеб, и Виктор Сокол. Называем нашу команду "Динамо-81", но уже вышли немного за рамки этой возрастной категории.

- Где играете?
- На Маяковского, арендуем искусственное поле.

- Может, вам заявиться в любительскую лигу Минска?
- Честно говоря, поступали предложения, и не раз. Даже внутри коллектива это обсуждали. Но склоняемся больше к тому, что все-таки нужно заботиться о здоровье, да и собираемся ради удовольствия.

- Вспомните какие-нибудь интересные истории из периода занятий с Глебом?
- Мне Анна Эйсмонт, автор фильма "Наш Hleb", очень сильно выкручивала руки во время съемок, просила вспомнить истории. Конечно, их много, но не все для прессы. Мы удовольствие получаем, когда что-то вспоминаем внутри коллектива, не вынося на публику.

- На какой позиции вы играете?
- Box to box :). По сравнению со своими друзьями-товарищами чуть лучше физически развит, а у некоторых уже есть животы, поэтому могу двигаться чуть больше и чуть быстрее. Позиция центрального полузащитника для меня самая интересная, радостная, увлекательная. Но приходилось выступать в разных ролях - и справа в защите, и в центре обороны. Во многом потому, что на позицию центрального полузащитника пробиться в команде было очень тяжело, в конкурентах были реально сильные ребята. Среди них и Андрей Ботяновский, к сожалению, его уже нет с нами. Сильные ребята по тому времени, в сборные вызывались. Так что я в списке был третьим или даже четвертым.

***

- Почему оставили футбол?
- Потому, что поздно начал к нему относиться как к возможной будущей профессии. На детско-юношеском уровне было многое упущено в плане фокусировки собственных целей. Тренировки не прогуливал, ходил на них с удовольствием, но к футболу все-таки относился как к отдушине, радости, нежели как к профессии. Я вырос в неспортивной семье, хотя сестра - мастер спорта по плаванию. И в 90-е футбол не воспринимался как профессия, в то время, когда люди еле концы с концами сводили, был серьезный демографический, политический и экономический кризисы. Плюс, как уже неоднократно говорил, я не обладал теми качествами, которые вызывали бы у тренеров восторг, и меня бы из школы в школу забирали.
Да и на самом деле тогдашнее поколение ребят было довольно талантливым. Очень многие заиграли на хорошем профессиональном уровне: Юра Жевнов, Дима Молош, Алексей Бага, Алексей Панковец, Виктор Сокол, Павел Кирильчик - много ребят, я всех и не перечислю даже. 1981 год богат на таланты. Многие ребята выступали на хорошем уровне. Так что все справедливо, никаких обид.

- Кто по профессии ваши родители?
- Отец - водитель, мать всю жизнь отработала врачом скорой помощи.

- Тогда еще больше удивляет, что вы после футбола пошли в Академию МВД.
- Могу сказать, что из нашей компании СДЮШОР "Динамо" я не один закончил Академию МВД. Это и Саша Дериколенко, и Дима Алисиевич, и Максим Перцовский, так что даже здесь не отличился индивидуальностью :).
Объясню свой выбор. На самом деле все просто. Сейчас все хотят быть айтишниками, а в 90-х были две профессии, которые, по мнению родителей, обязательно должны освоить их дети. Это юрист, кем в итоге я стал, и экономист. И мои родители сделали все, что могли, и даже больше для нас с сестрой. Куда, соответственно, идти? В БГЭУ или БГУ. Уже попозже стали появляться экономические и юридические специальности в технических вузах в том числе. А тогда - только БГУ и нархоз. Учился я в школе хорошо, средний балл аттестата - 4,5, но вот из-за футбола по математике немного просел. И с тем конкурсом, который был в БГУ на юрфаке, со своими знаниями по математике был риск не поступить. Протекции никакой не имел, рисковал не пройти, потерять год, попасть в армию. Армии я не боялся, тут больше вопрос в упущенном времени.
Знал, что и в Академии МВД можно получить очень хорошее юридическое образование - профессорско-преподавательский состав в те времена был очень сильным. Можно сказать, практически на одном уровне с юрфаком БГУ. Просто в Академии уголовно-процессуальная направленность, своя специфика.
Помню, когда я поступал, конкурс был сумасшедший. Набор осуществлялся на четыре факультета: криминальной милиции, милиции общественной безопасности, уголовно-исполнительной системы и следственно-экспертный. Я определил для себя, что пойду или на первый, или на последний. Если не будет хватать баллов, документы перекидывать не стану. Очень серьезно подходил к подготовке к экзаменам, занимался русским и иностранным языками с репетиторами. Писал какое-то огромное количество сочинений, изложений, чтобы прокачать свои навыки. В итоге поступил на факультет криминальной милиции.

- Вы криминалист?
- Нет :). Это совсем другое. Оперативно-розыскная деятельность была моей специализацией. Грубо говоря, я опер. Но, если говорить согласно диплому, специальность у меня "Правоведение", квалификация - "Юрист". Я вам скажу, что, когда поступал в Академию, для себя решил, что ни одного дня не проработаю в милиции. Но в итоге задержался в этой сфере надолго.

- Долгое время вы работали в органах внутренних дел, занимались борьбой с экономическими преступлениями. Как попали в эту сферу?
- В процессе обучения на третьем курсе нужно было определяться со специализацией - выбрал экономические преступления. Было интересно, как устроена экономика, финансы, процессы производства, логистики. А без понимания всего этого невозможно разобраться в механике реализации преступного умысла.

- Вам приходилось раскрывать преступления?
- Конечно, и, полагаю, делал я это достаточно хорошо. Были и громкие дела в масштабах страны, но не хотелось бы сейчас погружаться в это с подробностями. Это было в период моей работы в ГУВД Мингорисполкома в отделе по раскрытию тяжких преступлений в приоритетных отраслях экономики. Элитное подразделение, состоявшее из пяти-шести человек. Ребята грамотные, неординарные. С некоторыми дружим и сейчас, но уже почти никто не работает в системе. Мы занимались крупными делами, разработками, которые требовали года или даже больше времени. В первую очередь мы выявляли крупные хищения и взятки. По тем временам у нас были рекордные суммы в раскрываемых делах. Конкретно я выявлял преступления в 100 тысяч долларов и больше. А у моего коллеги, друга на сегодняшний день, сумма доходила и до миллиона долларов.
У меня был быстрый карьерный рост. Заместителем начальника ОБЭП Партизанского РУВД стал в 24 года. А уже в 25 с небольшим оказался самым молодым в Минске начальником отдела.
Несмотря на то, что на меня делали ставку, в 2012 году ушел из органов - в звании майора. До подполковника совсем чуть-чуть недоработал. Кто-то считал, что поступаю неправильно, но звания не тешили мою самооценку, и на каком-то этапе стал к этому относиться достаточно равнодушно.

***

- После службы в органах внутренних дел у вас наступил еще один неожиданный поворот - переход в банк и работа с информационными технологиями.
- К слову, БАТЭ и люди, которые в нем работают, даже не представляют, какое влияние оказали на мою карьеру. А история простая. В какой-то период времени понял, что мне в МВД работать уже неинтересно. Наверное, потому, что рано стал руководителем. А эта роль ввязывает тебя в ненужную рутину, которая просто бесцельно убивает время и открывает глаза на многие вещи. Ты не становишься умнее, сильнее, просто каждый день делаешь то, что порой заставляет задуматься: а надо ли тебе это. И, вообще, надо ли это кому-нибудь. На службе в МВД я достиг такого пика.
И тут случился первый выезд с БАТЭ, в Прагу. Помню, как шел по городу, смотрел на архитектурные красоты и понял, что просто трачу свое время, не хочу заниматься тем, чем занимаюсь в органах внутренних дел. Понял, что эта история подошла к концу. У меня потом были варианты, чтобы изменить карьеру в правоохранительной системе. С карьерным ростом были возможности, мог пойти на повышение или сменить правоохранительный орган. Был на грани того, чтобы согласиться поменять обстановку. Но весной 2012 года поступило предложение от "Белорусского народного банка", над ним я думал около часа. Предложенная зарплата была на 300 долларов больше той, которую я получал в МВД. Но не это стало определяющим. Просто мне понравилось то, как были сформулированы поставленные передо мной задачи, а еще яркое впечатление произвела личность генерального директора банка Константина Церетели. Мне было интересно окунуться в эту сферу. Честно, казалось, что иду с большим багажом знаний, богатым опытом, в том числе управленческим, несмотря на то, что мне только 30 лет исполнилось. Но когда пришел в банк, через три дня понял, что ничего не знаю, нужно начинать все с нуля.

- Вас пригласили сразу на руководящую позицию?
- Да. За определенное время мне надлежало проанализировать текущие процессы, ресурсы и возможности, определить критические уязвимости и правильно сформулировать приоритеты и предложить что-то свое: стратегию развития и то, какими инструментами она будет реализована.

- Почему занялись IT-технологиями в банке?
- Вопроса об IT тогда вообще не стояло. Это моя эволюция внутри банка. Многое делалось в сфере информационной безопасности. Усиливался в этом направлении, реализовывал вместе с командой соответствующие проекты. В 2016 году стал исполнительным директором банка, начал курировать вопросы IT, через определенное время вошел в состав правления банка, прошел аттестацию Нацбанка. Через год стал заместителем генерального директора.

- Самый топовый проект, который вы реализовали в период работы в банке?
- Их три, и это заслуга команд, работавших над ними, - консультантов, менеджмента, исполнителей, наших партнеров. Стоит сказать, что эти проекты не закончились. В одном случае проект создавал цифровой бизнес, что повлекло структурные изменения в банке: из подразделения IT у нас выросло подразделение цифрового бизнеса. Я говорю о таком проекте, как цифровой банкинг, мобильное приложение для физических лиц. Это стало возможным благодаря компаниям Soft Club и Alseda. Мы очень много сделали. Весь банк жил этим проектом, даже генеральный директор в него был полностью погружен. Данный проект и сейчас живет и набирает обороты. По сути, это уже и не проект, а процесс трансформации бизнеса, многие представления и стереотипы были разбиты, стало формироваться новое мировоззрение, огромная ценность для развития! Я продолжаю следить за ним [проектом].
Второе - это инфраструктурный IT-проект, совместный с компанией А1. Была создана новая IT-инфраструктура банка, решены многие вопросы в плане кибербезопасности. Ряд инженерно-технологических решений во время реализации этого проекта уникальны и ранее в нашей стране не применялись. А1 - очень мощный и продвинутый партнер, мы многому научились у него.
Третий - перевод в аутсорсинговую модель почти полного цикла наличного денежного обращения банка. Очень сложный операционно-процессный проект. На это ушло больше года, стало возможным благодаря классным партнерам, их опыту и знаниям - это "БПС-Сбербанк" и НКФО "Инкасс Эксперт". Мы были первыми в стране! Вы знаете, сейчас будет впервые нескромно :). Но, рассказывая вам об этом, приходит понимание: эти проекты изменили бизнес-стратегию банка и открыли многие возможности.

***

- Сейчас вы в БАТЭ. Что можете дать футбольному клубу?
- Отдам весь свой опыт, все знания, всю энергию. Кроме того, в БАТЭ много квалифицированных менеджеров, имеющих уникальные компетенции в сфере спортивного менеджмента. Это юриспруденция, международные взаимодействия, проведение матчей под эгидой УЕФА.
Вижу то, что БАТЭ должен преуспеть как организация, как компания. Говорю не столько о спортивных результатах, тем более здесь цели ясны - побеждать во всех турнирах, где играем. Мы должны стать более технологичными, иметь выстроенные сформулированные бизнес-процессы, по всем показателям должны соответствовать сегодняшним трендам, которые есть не только в Беларуси, но и за рубежом. В первую очередь за рубежом. Также БАТЭ должен очень серьезно развить технологическую составляющую, сформулировать стратегию в digital marketing, на другой качественный уровень вывести финансовый анализ и планирование, стать более операционно стабильным. Безусловно, мы должны развиваться и совершенствоваться в процессах селекции и развития детско-юношеского футбола. Более эффективно проводить трансферные кампании. В клубе многое было сделано до меня, но все равно думаю, что смогу привнести много нового, и вместе мы будем расти.
Другой вопрос - это то, что любой бизнес растет всегда в условиях ограничений. И они у нас также есть: ресурсные, человеческие, компетенция людей. Футбольный клуб, признаем, с точки зрения заработной платы - не самый привлекательный работодатель. Мы должны конкурировать в другом. Думаю, найдем способы привлечь людей нужной нам компетенции, усилимся несколькими позициями. У нас должна появиться digital-стратегия, новая маркетинговая стратегия. Все это появится, и я очень надеюсь, что к 2021 году мы придем во всеоружии.

- Вы хотите сделать БАТЭ не клубом, где первоочередное значение имеет спорт как таковой, а бизнес-проектом?
- Нет. В любом футбольном клубе спорт - это первоочередное, нельзя терять этот фокус. Спортивный успех - это то, ради чего существует клуб, его болельщики. Достижения, цели и задачи на футбольном поле - только это будет нас двигать вперед. Но это не значит, что в других направлениях работы мы должны отставать от бизнеса. Мы должны быть привлекательны для бизнеса и разговаривать на его языке.

- Расскажите, как вам поступило предложение стать генеральным директором БАТЭ.
- Зимой этого года мне позвонил Андрей Капский, предложил встретиться. Мы поужинали, поговорили. Это, скорее, был разговор о том, насколько мне будет интересно потенциальное предложение клуба, учитывая мою серьезную позицию в банке и контрактные обязательства. Общение с Андреем Анатольевичем продолжилось, у нас было несколько встреч. Мне было важно понять, какие компетенции нужны председателю правления БАТЭ, какая сфера ответственности, решение каких вопросов он готов отдавать и делегировать генеральному директору. Важно было понимать, одинаково ли мы видим ситуацию, вектор и методы развития клуба. Общались с Капским много. Переговорами это назвать было нельзя, скорее, товарищески-деловое общение. Когда мы поняли, что находимся в одной точке координат, мне поступило конкретное предложение. Я взял определенную паузу, потому что мне важно было корректно и с юридической, и с моральной стороны обсудить это в банке. Ведь у меня были контрактные обязательства, моральные обязательства перед генеральным директором, советом директоров, моими командами, людьми, с кем я бок о бок провел много времени и многое прошел. Я не мог просто так взять и бросить команды, которые были вовлечены во все проекты. Андрею я сказал, что не знаю, сколько понадобится времени на то, чтобы уладить все вопросы. Узнал, сколько он готов меня ждать. Я все обсудил с генеральным директором банка Константином Церетели, а он, в свою очередь, с Советом директоров, были консультации и с Нацбанком. Но все понимали, что я живу футболом, живу спортом, поэтому мы нашли компромисс и с БНБ-Банком очень хорошо и профессионально разошлись. У нас даже есть джентльменские договоренности, что банк может на меня рассчитывать в тех вопросах, которые ему нужны.

- Сколько прошло времени с первого разговора с Капским до того момента, когда вы дали согласие стать генеральным директором клуба?
- Пару недель. Мы были вместе на сборах в Турции, мне было важно посмотреть на все изнутри, как и что происходит. Увидеть работу тренерского штаба, футболистов, администраторов, начальника команды. В Турции я во все это погрузился. В банке знали, что имею предложение из БАТЭ, и когда я улетал в Турцию, сказал, что вернусь с уже готовым решением. Так оно и произошло.

- Как вам работается с Андреем Капским?
- Отлично, рабочие отношения у нас хорошие, демократичные. Мы во многом схоже смотрим на те или иные моменты, хотя по некоторым вопросам спорим. Уверен, что иногда будем конфликтовать, и не только с Андреем Анатольевичем. Но так устроены организации, в которых есть компетенции, опыт, организации, которые ставят для себя большие цели и задачи. Это нормально.

- То, что ваш руководитель моложе вас, не смущает?
- А у генерального директора разве есть руководитель?

- Председатель правления по иерархии все-таки выше, чем гендир.
- По иерархии да. Но тут стоит говорить о том, как выстроены вопросы корпоративного управления. Любой Chef Executive Officer кому-то подотчетен: наблюдательный совет, совет директоров, правление. Но это не значит, что стоит говорить о прямой подчиненности или попытке вмешиваться в те процессы, которыми управляет CEO. В БАТЭ как раз такой подход, он был оговорен при начале сотрудничества. Его мы и придерживаемся. Многие говорят о его [председателе правления] молодости. В данном случае, думаю, для него это преимущество. Он умен, образован, энергичен. Для опыта надо время, оно у него есть. Думаю, лет через 5-7 он будет очень крут как бизнесмен, спортивный функционер.

- Вы жесткий руководитель?
- Просто так не могу ответить на этот вопрос, ведь я прошел целый эволюционный путь. Тот первый управленческий опыт, который приобрел при работе в органах внутренних дел, был построен на авторитарном подходе. Люди носили погоны, по-другому быть не могло. Когда я пришел в бизнес, в банк, увидел совсем другую модель. И не потому, что это банк, там тоже могут быть авторитарные модели управления. Акционером БНБ является Банк Грузии. Это крупнейший банк не только в стране, но и во всем регионе, он торгует своими акциями на Лондонской валютно-фондовой бирже. Корпоративное управление в банке строится на высоком уровне, в работе больше свободы, больше коллективных решений, легитимности при принятии решений.
В банке я проработал почти столько же, сколько в структуре МВД, но по объему информации, осмысленности, содержанию можно считать, что год был за два. Очень сильно эволюционировал за время работы в БНБ. И, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что мне иногда хочется быть более жестким, чем я кажусь на самом деле. Но понимаю: терпение, выдержанность - те качества, которые должны присутствовать в руководителе, это укрепляет авторитет. Их нужно в себе вырабатывать. Для того, чтобы слышать вокруг себя больше голосов, мнений, чтобы более взвешенно принимать те или иные решения. В начале интервью я уже говорил, что нужно уметь работать с сильными людьми. Если слышишь только себя, считаешь правильными только свои решения, то не позволишь человеку, который находится рядом с тобой, раскрыть свой талант. А это неправильно. Подводя итог, могу сказать, что я твердый, но не самодур.

***

- Впервые вы вышли в свет в должности гендира БАТЭ на презентации нового логотипа клуба. Как вам мероприятие в онлайн-формате?
- Мне понравилось. Нам удалось это организовать буквально за день, за что нужно сказать огромное спасибо менеджменту клуба, всем, кто занимался этими процессами. Мы экстренно принимали такое решение, потому что уже тогда понимали, что встреча с болельщиками, которая была запланирована, в складывавшейся на тот момент ситуации - это неправильно по отношению к людям. Она подвергала бы риску их здоровье. Но, с другой стороны, так много было сделано в межсезонье с точки зрения редизайна и брендинга, поэтому жалко было вложенного труда. И мы хотели все это продемонстрировать болельщикам. Онлайн-трансляция, по нашему мнению, стала оптимальным компромиссным вариантом, который позволил все продемонстрировать, не подвергая болельщиков риску. На мой взгляд, все получилось очень хорошо.

- Вы принимали участие в обсуждении нового логотипа?
- Наверное, не совсем правильно говорить, что в нем принимал участие. Но на каком-то этапе видел, что мое суждение интересовало Андрея. Я был в курсе очень многих вещей, но профессиональная этика и формальное отсутствие полномочий не позволяла мне что-то навязывать.

- Каково ваше мнение по новому логотипу БАТЭ?
- Полностью одобряю то, что сделал клуб, одобрял еще и тогда, когда до конца все не было доведено. Другое дело - это наше восприятие. Все новое по своей природе, своей психологии человек воспринимает с опаской, с сопротивлением и привыкает к нему с трудом. Самым быстрым выходом из того отторжения, которое все-таки присутствует у части аудитории, будут победы команды. И тогда БАТЭ сохранит и приумножит ту прекрасную историю, которая у него есть, и сделает это под новым логотипом.
Считаю, что современный логотип сегодня должен активно продвигать тебя в digital-среде. Старый лого не позволял этого делать. Так что изменения обусловлены не попытками клуба изменить историю или пренебрежительно отнестись к тому, что было раньше, а изменения обусловлены стремлением идти в ногу со временем и соответствовать тому, что происходит вокруг нас. Для меня ярким примером в этом плане является логотип "Ювентуса". Это уникальное дизайнерское решение. И маркетингово, и стилистически просто идеальное, эталонное. Но посмотрите, что происходит с поклонниками "Ювентуса" по всему миру. Новый логотип вызывает отторжение, неприятие и так далее. Хотя, повторюсь, для меня это идеальный пример того, как логотип может вписаться в элемент одежды, использоваться в цифровых каналах и медиа.

- Не секрет, что основная часть доходов БАТЭ - это участие в еврокубках. Раньше каждый год клуб начинал еврокубки в Лиге чемпионов, иногда доходил до группового этапа. Сейчас БАТЭ за бортом Лиги чемпионов, соответственно, финансовая прибыль уже не та. Как намерены решать этот вопрос?
- Этот вопрос в одночасье не решается никак, это очевидно. Нужно понять, что в нашей стране ни один клуб не сможет заменить доходы от Лиги чемпионов доходами из других источников. Просто потому, что их нет. У нас нет рынка, нет профессионального управления лигой. Я считаю, что мы должны это исправлять, клубы должны объединяться этой идеей. Инструменты, подходы - это все детали, которые должны очень тщательно прорабатываться. Задача всех клубов - создавать рынок, где можно зарабатывать.

- Вы за ПФЛ?
- Безусловно. За концепцию - полностью, на сто процентов. Но вопросы, касающиеся того, каким образом будет сформулирована лига, корпоративное управление, как будут распределяться доходы, какой вес будут иметь голоса - это все отдельная тема, не на одно интервью, не на один день. Это большая работа для всех. Но концептуально подход однозначно правильный. ПФЛ - это в первую очередь формирование рынка и продукта, без которого невозможно зарабатывать. Сейчас же нам нужно дифференцировать свой портфель, качественнее управлять рисками для того, чтобы повысить финансовую и операционную стабильность. Это крайне сложно сделать, но, скрипя зубами, нужно пробивать дорогу.

- Чтобы у клуба было больше денег, проще привлечь новых спонсоров либо провести работу по сокращению каких-то затрат?
- А это всегда идет бок о бок. Классический финансовый подход состоит в том, что ты четко контролируешь свои затраты и понимаешь, на что тратишь деньги. Второй момент - инвестирование, то есть во что вкладываешь и как генерируешь свой доход. А если на чем-то экономить, то нужно делать это правильно. Экономией можно увлечься так, что поломаешь все хорошее, что уже создано. В данном случае значения в ячейках Excel, трезвость ума и здравый смысл должны преобладать при принятии каких-то решений.

- Игрокам стоит опасаться за размер своих зарплат?
- Не думаю, что так нужно ставить вопрос. Клуб честен во всех своих обязательствах. Они есть перед партнерами и спонсорами - мы их будем до конца выполнять. Имеются обязательства перед игроками, у которых есть контракты. Футболистам не стоит опасаться - свои обязательства мы выполним. И даже если БАТЭ, не дай Бог, не выйдет в группу Лиги Европы, мы все равно должны обеспечить стабильность работы клуба, и будем это делать. Другое дело - у нас есть задачи, которые определены на сезон, о них знают и игроки, и тренеры. Руководством сделано все для обеспечения качественной работы, созданы комфортные условия, чтобы трудиться и думать только о футболе. Нужно их достигать для прославления клуба, для наших многочисленных болельщиков, для удовлетворения профессиональных амбиций, для благополучия клуба, а значит, и собственного благополучия. Плюс у футболистов есть определенные пункты в контрактах, которые позволят принимать соответствующие решения, действовать гибко в случае недостижения каких-то целей. Но данные решения будут приниматься коллегиально. Не только мной, или мной и Андреем Анатольевичем Капским. Будет профессиональный кворум.

- О задачах на сезон догадаться нетрудно: победа в Кубке, чемпионате и выход в группу Лиги Европы?
- Совершенно верно.

- Какие у вас главные приоритеты на ближайшее время на посту генерального директора БАТЭ, что нужно сделать в первую очередь?
- Сохранить ту операционную стабильность, которая есть в клубе, не нарушить хорошо выстроенные процессы. Параллельно нужно дать оценку тем компетенциям, которые есть в клубе. Я предложу новую организационную структуру, она не будет какой-то изощренной, скорее, она четко определит правила игры и зоны ответственности того менеджмента, который есть сейчас в БАТЭ. Появится несколько новых позиций. Запустить пул проектов, которые мы активно обсуждаем. Выиграть Кубок Беларуси!

- Вопросом создания академии БАТЭ в Борисове вы тоже будете заниматься?
- Мы это обсуждаем, но я не назвал бы это приоритетом 2020 года. Но, поверьте, мы идем к этому. О сроках пока сложно говорить, потому что, как и многое, все упирается в финансы. В сложившейся ситуации, в условиях мирового финансового кризиса, который спровоцировал коронавирус, сложно что-то планировать в долгосрочной перспективе. Источники финансирования, их объемы - все это пока вызывает большой вопрос. Хотя даже в данной ситуации обсуждаем инфраструктурные проекты и, думаю, даже в 2020-м кое-что сможем реализовать. За что огромное спасибо мэру Борисова Денгалеву Геннадию Ивановичу, он нас поддерживает.

- Новый логотип, новый сайт, новая форма. Какие еще новинки ждать?
- Я вам скажу, что новый сайт будет в этом году, чуть позже. Нынешний сайт просто обновленный, потому что мы должны соответствовать тому редизайну, который провели. А так, по сути, технологически это не новый сайт. В этом году будет абсолютно новый сайт, уверен, лучший в стране. По крайней мере, среди спортивных обществ, компаний, клубов - однозначно. Что касается еще каких-то новых проектов, то, если честно, не хотелось бы что-то анонсировать, потому что следующим вопросом будут сроки и бюджет, а у меня нет ответов на этот счет, вернее есть, но не хочу себя ставить в очень жесткие рамки перед общественностью. Лучше сам себя подержу в ежовых рукавицах :). Но это проекты, которые будем делать с технологическими и финансовыми компаниями, серьезными партнерами.

- Ваша цель, мечта в должности генерального директора БАТЭ?
- Мечты, наверное, нет, есть цель. Мы должны вернуться в Лигу чемпионов, а там посмотрим. Все шаг за шагом.

***

- Последний момент, которого хочу коснуться. Какое ваше мнение по поводу заочного пикирования бывшего врача БАТЭ Александра Одинцова и экс-главного тренера команды Олега Дулуба?
- Откровенно, я не хочу и не могу это комментировать. Мой взгляд не совсем со стороны, потому что это произошло тогда, когда я уже официально находился в должности генерального директора клуба, знаю ситуацию изнутри. Мы для себя в БАТЭ решили, что заявление, которое сделал Андрей Анатольевич Капский на днях, будет последним на эту тему.
Думаю, границы профессиональной и личной этики нарушены обоими. На чьей стороне больше правды, я знаю. Но для нас в любом случае неприемлемо, что клуб втянут в эту историю, упоминались фамилии игроков, тренеров, представителей менеджмента клуба. Больше ни о чем говорить на эту тему не хотелось бы. Единственное желание, чтобы в этой истории наконец была поставлена точка.

Дмитрий РУТО